Олег Сенцов заявляет о готовности не просто умереть. Он заявляет о готовности умереть после многомесячных ежедневных пыток

Александр Скобов, 02.06.2018

Прогрессивная общественность увлеченно обсуждает вопрос, действительно ли Олег Сенцов готов пойти на смерть. Большинство обсуждающих слабо представляют себе то, о чем они рассуждают. Слабо представляют себе то, на что с большой долей вероятности готов пойти Олег Сенцов.

 

Здесь вам не английская тюрьма, где голодающего можно подвергнуть искусственному кормлению, лишь когда он уже впал в кому, да и то с согласия его ближайших родственников. Помните голодовку Роберта Сэндса и его товарищей? Разумеется, с какого-то момента Сенцова начнут насильственно кормить через зонд. Хомо путинус сразу качает головой: «Вот! Значит, на самом деле Сенцов ничем не рискует! Ему никто не даст умереть».

Я даже не буду объяснять, что ежедневное насильственное кормление через зонд само по себе является мучительной пыткой. Которую отечественные тюремщики стараются при помощи нехитрых приемов сделать еще более мучительной с целью сломить волю голодающего. Но после нескольких месяцев насильственного кормления через зонд человек все равно с большой вероятностью умирает. Даже если прекращает голодовку. Умирает через неделю или через месяц. Или через пару месяцев. Потому что многомесячное насильственное кормление через зонд само по себе наносит непоправимый вред организму. Так было с Анатолием Марченко. Аналогичные случаи с политзeками были на Кубе и в континентальном Китае.

Я хочу, чтобы это было проговорено предельно четко. Олег Сенцов заявляет о готовности не просто умереть. Он заявляет о готовности умереть после многомесячных ежедневных пыток. На такое способны единицы. Но способные на это есть. И мы обязаны исходить из возможности того, что Олег Сенцов — один из них.

А теперь вопрос: ради чего?

Находящиеся в российских тюрьмах граждане Украины из «списка Сенцова» фактически являются военнопленными. Независимо от того, насколько каждое конкретное дело против них было сфабриковано, им прямо вменяется в вину то, что они в тех или иных формах защищали свою страну от нападения врага. Еще раз: власти РФ рассматривают как преступление сопротивление украинцев вооруженной агрессии против их страны. Их бросили в тюрьму, потому что РФ ведет против Украины подлую, преступную, необъявленную «гибридную» войну.

Свою смертельную голодовку Олег Сенцов объявил с целью нанести максимальный урон врагу в этой войне. Урон морально-политический. Чтобы на весь мир еще раз прозвучало: Путин — убийца. Путин — агрессор. Путин — бандит и террорист. Чтобы это прозвучало так громко, что даже конформистский европейский истеблишмент не сможет уклониться от новых санкций, от новых мер по изоляции путинской РФ. Сенцов готов пойти на мучительную смерть ради того, чтобы внешнее давление на Кремль возросло до уровня, необходимого для освобождения оставшихся заложников. Для освобождения военнопленных.

Путин вряд ли последует доброму совету своего лучшего друга Навального переиграть Сенцова и предложить Украине немедленный обмен «всех на всех». Не тот пока уровень давления. Путин идет на уступки только под давлением превосходящей силы. Спасти Сенцова не помогут кулуарные хлопоты придворных правозащитников. Спасти Сенцова может только нанесение Кремлю неприемлемого для него морально-политического урона уже сегодня. Пока Сенцов жив.

Освободить Сенцова и других украинских пленных Путина может заставить только кампания солидарности с Сенцовым. Громкая и скандальная. Нет, я не об одиночных пикетах, хотя низкий поклон тем, кто их проводит. Чтобы проявления солидарности звучали громко, они должны дорого стоить. Они должны быть связаны с серьезным риском для тех, кто эту солидарность проявляет. Ставки должны быть высоки.

Ни от кого нельзя требовать пойти на то, на что идет Олег Сенцов. Я не об этом. Я о том, что в стране есть немало имеющих широкую известность и достаточно высокий общественный статус людей, которые считают борьбу Олега Сенцова против вероломного захвата части его страны справедливой. Которые считают аннексию Крыма беззаконным, разбойничьим актом. Которые считают, что Крым должен быть возвращен Украине. Хотя бы потому, что иначе международная ситуация не будет нормализована.

Только они предпочитают не говорить об этом публично. Потому что теперь за это в РФ уголовная статья. Спорить о том, насколько требование вернуться к соблюдению международного права и взятых на себя договорных обязательств подпадает под статью о покушении на территориальную целостность государства, само по себе увлекательно. Но мы-то знаем, что если в Кремле захотят, чтобы подпало, оно и подпадет.

Применяется сия статья, правда, весьма избирательно. В основном — только в Крыму. А в России малоизвестных блогеров и «маргинальных публицистов» по этому поводу предпочитают не замечать. Если же какая-то медийная фигура вроде Ксении Собчак вдруг заявит о незаконности аннексии Крыма, дело пока ограничивается визгом в «Собрании по одобрению сексуальных домогательств» в Охотном ряду. Там громко требуют «возбудить» и «привлечь», но пока никого не посадили.

Это не значит, что так будет и впредь. Никому из тех, кто будет требовать возвращения Крыма Украине, неприкосновенности я не обещаю. Именно поэтому так и надо делать. Требование освобождения Олега Сенцова и тех, кого требует освободить он, соединенное с требованием вернуть Крым Украине, будет стоить дороже, весить больше и звучать громче. Потому что это реально опасно.

И тогда пусть беснуются «депутаты». Пусть следственные органы «возбуждают» и «привлекают». Каждое публичное требование вернуть Крым Украине будет увеличивать для Кремля цену отказа освободить Сенцова и других пленных граждан Украины. Каждое уголовное дело за такое требование будет увеличивать эту цену еще больше.

Больше всего кремлевская клика боится того, что ее перестанут бояться. Что ее писаным и неписаным запретам перестанут подчиняться. Борьба Олега Сенцова — это не только защита его страны от агрессии. Сенцов противостоит российской машине судебного произвола, от которой страдают в первую очередь граждане России. От оппозиционных активистов до никому не известных «бытовиков», которым менты подбрасывают «дурь» чисто ради галочек и палочек. Борьба Сенцова — это и борьба за нашу свободу тоже.

Хотя бы поэтому те, кто поддерживает борьбу Сенцова за возвращение Крыма Украине, должны как минимум заявить об этой своей поддержке публично. Положив на чашу весов свою известность, свой статус, возможно — рискуя судебным преследованием. Помочь Олегу Сенцову сейчас можно, просто встав рядом с ним и вызвав огонь на себя.

 
Комментирование на данный момент запрещено, но Вы можете оставить ссылку на Ваш сайт.

Комментарии закрыты.