ТЕРАКТ ВО СПАСЕНИЕ ДИКТАТУРЫ

О некоторых шансах сохранить и укрепить свою власть, которые дала Путину питерская трагедия

Игорь Яковенко

Трагедия в питерском метро помогла Путину в одночасье решить все свои проблемы внутри страны. Те проблемы, которые еще вчера казались абсолютно неразрешимыми, сегодня выглядят просто несуществующими. Какие могут быть уличные протесты, когда отечество в опасности? Чего добиваются все эти дальнобойщики, фермеры и прочие обманутые дольщики? Они, как и полтора миллиона москвичей, чьи права собственности планирует нарушить московская власть, принудительно выселяя из пятиэтажек,  отстаивают свои шкурные интересы в то время, как все патриоты должны сплотиться вокруг государства и его лидера.

Вон, даже Михаил Ходорковский, уж на что оппозиционер, а призвал народ России к единению перед лицом общей беды, сообщил, что «сегодня все мы в одной лодке» и объяснил, что «представители всех политических движений должны объединиться перед лицом опасности, независимо от взглядов и убеждений».

Что касается оппозиции, то с ней после теракта предполагается вести совершенно иной разговор. Во всяком случае, мощнейшая обработка общественного мнения к необходимости введения жесточайшей тоталитарной диктатуры состоялась немедленно, прямо в день трагедии. По всем телеканалам плясали на костях погибших шоумены, «эксперты», «политологи» и «писатели», требовали немедленно ввести смертную казнь и радикально свернуть демократию.

Одна из главных идей, которая усиленно внедрялась в общественное сознание, это наличие непосредственной связи между акциями протеста 26.03 и терактом 3.04. Диапазон трактовок от утверждения, что организаторы антикоррупционных протестов и организаторы терактов, это одни и те же люди, до заявлений, что и терактами и борьбой с коррупцией в России управляют из единого зарубежного центра, хотя террористы и антикоррупционеры могут об этом и не подозревать. То обстоятельство, что подобные картины мира могут возникнуть лишь после приема критической дозы тяжелых наркотиков, либо являются симптомом глубокого психического расстройства, никого не смущали и взрослые люди продолжали хором нести этот бред.

Когда участники многочасовых телевизионных шабашей, утомленные пошли спать, на охоту вышла Юлия Латынина, и немедленно опубликовала колонку в «Новой газете», в которой рассказала, кто именно устроил теракт и как к этому надо относиться. Первым делом она одной левой отправила в нокаут всех, кто считает, что к теракту может быть причастна власть.

Вы спросите, как именно она это сделала? Извольте: «Хотите про то, что взрыв устроила власть? «Привет вам, россияне, с Каширского шоссе, — пишет Шендерович». Всё. Больше от Латыниной никаких аргументов. Ни слова про то, что Виктор Шендерович еще что-то пишет о репутации Путина и его окружения, которая, как минимум, не позволяет полностью исключить вариант причастности власти к этому преступлению. Ни слова про то, что Путин является главным выгодополучателем питерской трагедии, а принцип cui prodest?, хоть и не является решающим доказательством вины, тем не менее, всегда остается важным ориентиром для поиска.

Но главное, что Латынина старается внедрить в сознание своей аудитории, это то, что между путинским режимом и миром Запада, включая США, Европу и Израиль, следует ставить знак равенства. «При всей разнице между Россией, с одной стороны, и Европой, США и Израилем, с другой – взаимоотношения России с исламистами полностью укладываются в эту картину».  И далее Латынина с упоением рассказывает, как идиоты-леваки поддерживают террористов против Израиля, а в это время незаметно подсовывает на место Израиля – путинскую Россию, стремясь тем самым вполне справедливую поддержку борьбы Израиля за свое сохранение во враждебном окружении тихой сапой распространить и на путинскую Россию, ведущую одновременно несколько агрессивных войн.

Но тьмы информационных полчищ Кремля эффективны в основном внутри России, за ее пределами их влияние в последнее время существенно ослабло. Теракт в питерском метро с лихвой компенсировал многие имиджевые потери путинского режима, многие провалы путинской дипломатии. Громадная волна сочувствия к стране, ставшей жертвой террора, вполне в состоянии пробить брешь в той международной изоляции, в которую Путин загнал страну своей политикой агрессивного имперства. Это сочувствие сквозит в публикациях ведущих мировых СМИ и в официальных обращениях глав иностранных государств, которые выражают свою солидарность с Россией. Это касается и тех, кого привычнее видеть в жесткой оппозиции путинскому режиму. СБУ выразила готовность помочь России с расследованием, о своей полной солидарности с российским народом заявили президент Литвы Даля Грибаускайте и премьер-министр Эстонии Юри Ратас. Частичка от мощной волны солидарности с Россией и толика сочувствия жертвам теракта, естественно, достается и Путину, как главе государства, ставшего жертвой террористов.

Многие западные издания в эти дни резко сменили тон в отношении России, Путина и его перспектив. Британская The Independent пишет: «Взрыв в Петербурге также даст российскому президенту дополнительно искать расположения Дональда Трампа. Путин захочет подчеркнуть, какие угрозы для России несет терроризм и что его стран должна стать мощным союзником в войне с ним. Беспощадная политика России в Сирии является доказательством этого намерения и в президенте Трампе может найти симпатизирующего ему союзника».

Помешать Путину использовать международную солидарность с Россией для укрепления своих позиций в мире, и как следствие, продолжения и наращивания агрессивной внешней и диктаторской внутренней политики, могло бы распространение на Западе версии о причастности российской власти к питерской трагедии. Этому в значительной степени препятствует, с одной стороны, пресловутая западная политкорректность: неудобно как-то джентльмену, который сидит с вами за одним столом прямо указать, что у него с рукавов фрака стекает кровь на белоснежную скатерть, а вылезающие клыки и вертикальный зрачок лучше бы как-то скрыть макияжем и линзами. С другой стороны, пустить в публичный, а тем более в дипломатический оборот такую версию, значит, обречь себя на серьезные и весьма ответственные дальнейшие действия. А какому современному политику или дипломату  это надо. Да и кто из них, из современных политиков и дипломатов западного мира, способен к таким действиям?

Есть крохотная надежда на параллельное расследование питерской трагедии. Когда после поджога Рейхстага в 1933 году, на Лейпцигском процессе нацисты судили коммунистов за преступление, к которому сами нацисты были причастны, в Лондоне антифашисты организовали параллельный антипроцесс, в котором обвиняемыми в поджоге Рейхстага были нацисты. Ход истории это, естественно, не изменило, но, по крайней мере, у кого-то из политиков и общественных деятелей Запада чуть раньше открылись глаза на Гитлера.

Путину невероятно повезло со временем царствования. Внутри страны он имеет дело с популяцией, из которой 74 года советской власти, плюс несколько волн массовой эмиграции, похоже, окончательно вынули стержень. Во внешнем окружении ему противостоят политические лилипуты, по сравнению с которыми он, будучи сам политическим карликом, смотрится вполне себе шерифом. А тут еще теракт, благодаря которому диктатор и международный агрессор примеряет мученический венец жертвы террора. Везение Путина неизбежно закончится. Вопрос, останется ли к тому времени что-либо от России.

Источник — тут: http://7days.us/igor-yakovenko-terakt-vo-spasenie-diktatury/

Комментирование на данный момент запрещено, но Вы можете оставить ссылку на Ваш сайт.

Комментарии закрыты.