С ЧЕГО НАЧИНАЕТСЯ РОДИНА

 «Посев», 2014, № 11

АНДРЕЙ   ПУГОВКИН 

В 1993 году, перед первыми думскими выборами, я брал интервью у одного сверхлиберального кандидата, который сделал весьма успешную карьеру в путинские времена.  Зная его много лет, я отчетливо понимал,  какое именно ведомство обеспечивает этому парню «социальный лифт».  Похоже, что тогда  я оказался  одним из первых, на ком опробовали пропагандистскую «фишку»  про нехороших людей, которые называют свою Родину  «эта страна».  зсли бы мой собеседник получал образование на занятиях, а не под дверью «куратора» из КГБ, то знал бы, что «эта страна» — калька с английского «this country», обозначающего  место проживания в географическом смысле. То же относится и к слову «Motherland», обозначающего «малую родину» — город, поселок, поместье. Прямой эквивалент русских слов «Родина» и «Отечество» в языке Шекспира отсутствует, что ни в коем случае не означает отсутствия патриотизма.  Просто, к  словам «this country», когда нужно, добавляется сочетание «our principles» — «наши убеждения». Те самые, ради которых, например, Америка 70 лет назад послала  миллион своих сыновей воевать с нацизмом в далекую звропу, и каждый пятый из них погиб. Такое отношение к родным местам не имеет ничего общего с визгливыми воплями вроде «своих защитим и всех урроем!!» В смысловых оттенках проявляется разница между животным инстинктом охраны собственной норы и сознательным выбором свободного человека. Такой цивилизованный патриотизм позволяет даже воевать против собственной страны, если преступная политика ее правительства пользуется поддержкой населения.   Такой выбор сделали, например, три тысячи немцев, которые  во время гражданской войны в Испании сражались на стороне республиканского правительства не ради него самого, а прежде всего потому, что противники этого правительства объявили себя союзниками Гитлера. Убежденные леваки-коминтерновцы вроде будущего генерала тайной полиции ГДР  «Штази» Карла Кляйнюнга среди бойцов интербригад составляли  абсолютное меньшинство. Зато в их рядах воевали такие люди, как будущий премьер-министр шахского Ирана Шапур Бахтияр, английский писатель-антикоммунист, автор термина «холодная война» Джордж Оруэлл, радикальный лидер «Пражской весны» Франтишек Кригель и всемирно известный  певец Эрнст Буш, который в послевоенной ГДР стал чуть ли не диссидентом.  Исходя из таких же соображений многие русские эмигранты, например, генерал Анаторлий Фок, вступали в армию франкистов, а будущий выдающийся режиссер Франко Дзефирелли воевал на итальянским фронте в составе британской армии.

Так же  рассуждали, судя по всему, и немецкие физики-«ядерщики»,  которые не сочли нужным доделать для фюрера почти готовую атомную бомбу. Стоит напомнить, что ровно в то время авиация союзников  каждую ночь сметала с поверхности Земли  целые  города  вместе с десятками тысяч их соотечественников. Но ядерной дубины в свои руки Гитлер, к счастью, так и не получил.

                                                 Кто Вы, Вилли Брандт?

 

       Первые  руководители послевоенной Западной Германии пытались проводить политику национального примирения, без которой было трудно восстанавливать разрушенную страну. Но оборотной стороной этой политики была имперская ностальгия, перемешанная с чувством национального унижения. Из этой смеси рождались неонацизм и реваншистские настроения. Точка была поставлена в 1969 году, когда во главе ФРГ встал антифашист-подпольщик, участник войны в Испании Херберт Фрам, который вошел в историю под своим нелегальным псевдонимом Вилли Брандт. Можно по-разному оценивать его примиренческую «Новую восточную политику», но бесспорно одно: для него каждый нацист был, кроме всего прочего,  личным  врагом. Этот активный участник Сопротивления не только встал на колени от имени немецкого народа перед памятником героям восстания в Варшавском гетто, но и установил порядок, не допускавший активистов неонацистских и коммунистических организаций на государственную службу. Тогда же многие нацисты, годами уклонявшиеся от ответственности благодаря саботажу прокуроров и судей,  на старости лет отправились за решетку.

Для Чехии такое же значение имели 14 лет президентства бывшего диссидента Вацлава Гавела. Он ничего не забыл и не простил, а потому искоренение последствий марионеточного просоветского режима сделал принципиальной государственной задачей. Он сумел преодолеть нефтегазовую зависимость от России и возродить в стране средний класс посредством финансовых реституций и «прозрачной» приватизации через именные счета. Одновременно с этим, не репрессивные, но твердые и последовательные политические люстрации очистили государственный аппарат от партхозноменклатуры, сотрудников и агентов госбезопасности. На вопрос: «Зачем вы проводите люстрацию и даете молодым власть в руки — они же ничего не умеют?», Гавел отвечал: «Лучше 5 лет ошибок, чем 50 лет саботажа». Сравнение с Россией показывает, насколько он оказался прав. Прошло немного лет, и повзрослевшие молодые сподвижники Гавела сделали Чехию динамично развивающейся европейской страной. Россия сможет обрести достойное историческое будущее только тогда, когда к власти в нашей стране придут именно  такие люди.                                             

                               

                                                  Господа     офицеры

 

     В этом году исполняется 70 лет со дня рождения Виктора Орехова – офицера, который тайно помогал советским диссидентам, работая в Московском областном отделении 5-го управления КГБ (идеологическая контрразведка).  Он  был арестован в 1978 году, судим военным трибуналом и приговорён к 8 годам лишения свободы. Дело вел Анатолий Трофимов, впоследствии глава московского УФСБ. В разное время его усилиями за решётку попали такие известные диссиденты, как Кронид Любарский, Сергей Ковалёв, Глеб Якунин, Александр Подрабинек, Юрий Орлов, Сергей Григорьянц, Натан Щаранский. По словам злены Боннэр, Трофимов «с особым подобострастием преследовал диссидентов, применяя к ним недозволенные даже при советском режиме методы допроса».

Капитана Орехова обвиняли в «передаче сведений об обысках, арестах и других оперативных мероприятиях» в отношении диссидентов  –   Натана Щаранского,  Юрия Орлова, Александра Подрабинека,   Александра Лавута, Марка Морозова. Срок он отбыл «от звонка до звонка» и вышел на свободу в «перестроечном» 1986 году. Работал на фабрике, выступал в прессе, был членом Демократического союза, занимался мелким бизнесом.  В 1995 году вновь был арестован за хранение муляжа пистолета и приговорён к трём годам строгого режима.  Расследованием руководил, уже в генеральском чине, тот же Анатолий Трофимов. Благодаря активному вмешательству общественности через два года Орехов был выпущен на свободу. Генерал Трофимов впоследствии вышел в запас, успел написать донос на Валерию Новодворскую и сделать несколько неосторожных заявлений.  Вечером 10 апреля 2005 года он был застрелен неизвестным возле собственного дома.

Виктор Орехов давно проживает в США и ни о чем не жалеет: «Я говорю себе, что был слишком большим идеалистом,  и не понимал, что люди в СССР не хотели знать правды…  Я говорю себе, что был слишком наивен и мои попытки помочь диссидентам ни к чему не привели, и если бы я был более хитрым, то сделал бы так, чтобы меня не поймали, и я бы мог остаться в России. Когда  вспоминаю прошлое, у меня появляется маленькая надежда, что я хоть немного способствовал тому, чтобы сказать «нет» этой системе, и что я остался честным, порядочным и просто нормальным человеком. Я стараюсь не очень много думать о прошлом и  о том, что никогда не увижу свою родную землю. Я стараюсь думать о том, что все-таки прожил мою жизнь так, как следовало».

Как известно, роман Александра Солженицына «В круге первом» начинается с того, что сотрудник советского МИДа Иннокентий Володин  пытается сообщить в посольство США о  готовящейся передаче советской разведке секретных документов по технологии ядерного оружия. Писатель имел в виду действительный случай «утечки» чертежей взрывателя атомной бомбы через сотрудника «Манхэттенского проекта», советского разведчика  Жоржа Коваля (псевдоним «Дельмар») – уроженца США и фанатичного коммуниста. Позднее этот человек на протяжении 40 лет работал незаметным доцентом в Московском химико-технологическом институте и дожил до 94 лет.  Почти сразу после смерти в  2006 году Владимир Путин присвоил ему звание героя России.

В отличие от многих других героев романа, Иннокентий Володин не имел реального прототипа. Однако, в недавней истории  существовали люди, которые действительно стремились предотвратить последствия доступа безответственных кремлевских правителей к ядерному оружию.

Бывший полковник КГБ Олег Гордиевский, ныне проживающий в Великобритании, старше капитана Орехова на 6 лет. Он вспоминает, что толчком к  переходу на антисоветские позиции для него стало  «осознание сталинских и вообще советских преступлений, которое началось с речи Хрущева в 1956 году». Как и многие, он окончательно разочаровался в международной роли СССР после военного подавления Пражской весны 1968 года.   Тогда он работал под прикрытием сотрудника консульского отдела посольства СССР в Дании  и вскоре привлёк к себе внимание британской разведки.   Гордиевскому приписывается ключевая роль в предотвращении ядерного конфликта в 1983 году, во время проведения НАТО учений «Able Archer 83». Узнав о разразившейся в советском руководстве панике в связи с тем, что  Запад якобы готовится к ядерному удару по СССР, Великобритания и США смогли так поменять параметры учений, что успокоили нервных советских лидеров.

В 1985 году Гордиевский попал под подозрение КГБ. Под предлогом повышения  по службе его вызвали в Москву, отвезли на явку КГБ, где напоили психотропным веществом и допрашивали около пяти часов. Руководство КГБ  оставило его под домашним арестом,  откуда  удалось бежать, дав знать об этом англичанам.  Он смог добраться до границы с Финляндией, там его подобрали и провезли через советские пограничные КПП в багажнике дипломатической машины.  14 ноября 1985 года он был заочно приговорён «за измену Родине» к смертной казни с конфискацией имущества. Приговор к высшей мере позднее отменили только в части конфискации..  Жену Гордиевского вместе с двумя дочерьми шесть лет держали в качестве заложников. Семья смогла  выехать из страны только после распада СССР.  Позднее Гордиевский стал близким другом укрывшегося в Великобритании подполковника ФСБ Александра Литвиненко и консультировал следственные органы при расследовании его убийства. Бывший полковник КГБ посвящён в Орден святых Михаила и  Георгия королевой Великобритании злизаветой II в июне 2007 года. Церемония награждения проходила в Букингемском дворце, орден лично вручала  королева.

             Николай звгеньевич Хохлов  родился 7 июня 1922 года в Нижнем Новгороде. После начала войны, освобожденный от военной службы по зрению, он поступил в истребительный батальон НКВД и входил в подпольную группу для диверсий в случае сдачи Москвы. Пройдя спецподготовку, в августе 1943 года вместе с участником войны в Испании Карлом Кляйнюнгом и документами обер-лейтенанта Отто Витгенштейна был заброшен в немецкий тыл. Вместе с оперативной группой «Юрий» они принимали участие в одной из самых успешных операций советской разведки – ликвидации генерал-комиссара оккупированной  Белоруссии Вильгельма Кубе.

С 1945 по 1949 год  он вел жизнь разведчика-нелегала в Румынии и Австрии, в 1952 – привлекался к подготовке несостоявшейся операции по убийству Александра Керенского. Два года спустя Хохлову поручили возглавить группу для убийства на территории ФРГ руководителя «закрытого сектора» НТС Георгия Околовича. Хохлов лично предупредил об этом Околовича, а тот связался с американской разведкой. Хохлов выступил на пресс-конференции с разоблачением действий советских спецслужб и остался на Западе. Позднее он  написал книгу воспоминаний «Право на совесть», вышедшую в издательстве «Посев» и переведенную на английский язык. На родине Хохлова приговорили к смерти, оставшаяся в СССР семья подверглась репрессиям. В 1957 году на конференции  во Франкфурте-на-Майне он был отравлен с помощью таллия или полония, но выжил. Через год на него безуспешно покушались в Париже. В конце 50-х Хохлов работал советником южновьетнамского правительства. Позднее он переехал в США и учился в Университете Дьюка, где получил ученую степень по клинической и экспериментальной психологии. С 1968 года много лет преподавал психологию в университете штата Калифорния (Сан-Бернардино). Только в 1992 году профессор-пенсионер, помилованный  указом Бориса зльцина, смог  посетить  Россию, чтобы встретиться с семьей. Скончался он в 2007 году. Издательские права на книгу «Право нак совесть»  выкупило одно из окологосударственных российских издательств, тем самым блокировав ее массовый тираж на родине автора. В ответ на это электронная версия книги была выложена в свободном доступе в интернете.

         Ви́ктор Суво́ров (настоящее имя  — Влади́мир Богда́нович Резу́н) родился в 1947 году.  В 1968 г. командиром танкового взвода участвовал во вводе советских войск в Чехословакию. После перехода в разведку четыре года работал в Женеве сотрудником легальной резидентуры под прикрытием Постоянного представительства СССР при звропейском отделении ООН.  10 июня 1978 года он исчез из квартиры. 28 июня английские газеты сообщили, что Резун вместе с семьёй находится в Англии, где и живет по сей день.

С 1981 года бывший разведчик занимается литературной деятельностью под псевдонимом Виктор Суворов. Тиражи его книг  измеряются миллионами экземпляров. Часто пишут, что в своих произведениях он предложил новую концепцию роли СССР во Второй мировой войне.  Между тем, книги Суворова не претендуют на научную новизну, а являются очень талантливой исторической публицистикой. На основе сведений из ранее опубликованных и легко проверяемых источников он доказывает, что нападение Гитлера на СССР представляло собой упреждающий удар по Красной Армии, которая сама уже заканчивала  развертывание для наступления. Такая точка зрения  широко обсуждалась в научной литературе  начала   1960-х годов и упоминается даже в однотомной «Истории Великой Отечественной войны» под редакцией министра обороны маршала А.Гречко. Конец этому «ревизионизму» положила идеологическая кампания к 20-летию победы над Германией. Она сопровождалась усиленным мифотворчеством и преследованием ученых-историков, исследовавших подлинные причины разгрома Красной Армии летом 1941 года. Некоторые из них, например, профессора Михаил Геллер и Александр Некрич, были вынуждены покинуть страну. Но и позднее, особенно в военной среде, эта концепция признавалась спорной, но имеющей право на существование. Помню, как в середине   1970-х, на военной кафедре Ленинградского университета мы ее разбирали  на занятиях по истории военного искусства. Преподаватель  в чине полковника не был ни «антисоветчиком», ни диссидентом, но зато увлеченно раскрывал эту тему  на примерах из собственной боевой биографии. Кстати, годом раньше меня, его лекции в том же  самом помещении слушали никому еще не известные Владимир Путин, Сергей Иванов,  Александр Бастрыкин и другие борцы с «клеветой на отечественную историю».

Сотрудник специального отдела 3-го (научно-технического) управления ГРУ Олег Пеньковский предложил свои услуги британской разведке в 1958 или 1960 году. Он сотрудничал и с британской  МИ-5 и с американским ЦРУ под псевдонимом «Алекс». На Запад ушли 111 микропленок, содержавших 5500 документов общим объемом в 7650 страниц.  Значительную часть этих материалов представляла собой секретные документы, к  которым он сам не мог иметь служебного доступа. Отсюда – предположение, что его использовали в качестве канала передачи на Запад информации  высокопоставленные военные, которые боялись, что распоясавшийся Никита Хрущев развяжет ядерную войну.

«Алекс» был  арестован 22 октября 1962 года, в тот самый день, когда президент Кеннеди объявил, что США приводят вооружённые силы в полную боевую готовность и начинают блокаду Кубы, где было дислоцировано советское ядерное оружие. В  Белом доме уже обсуждали список лиц, допущенных в правительственное бомбоубежище. Однако Джон Кеннеди приказа начать войну так и не отдал, поскольку благодаря Пеньковскому  имел достоверную информацию, что власти  СССР грубо блефуют, будучи технически не готовы нанести по США сокрушительный ракетно-ядерный удар. Американский президент потребовал демонтировать площадки для запуска советских ракет с кубинской территории. В результате Хрущеву пришлось написать знаменитое письмо, в котором он согласился, что «только сумасшедший или самоубийца, который сам стремится погибнуть, может пожелать уничтожить вашу страну».
Лидеру СССР пришлось уступить, и Карибский кризис, который мог перерасти в третью мировую войну, миновал.

Олег Гордиевский считает, что Пеньковский «был единственный серьезный источник, … который рассказал всю подноготную ракетного кризиса на Кубе в 1962-м году и берлинского кризиса 1961-го года… Он назвал точные цифры — какого типа ракеты, сколько ядерных боеголовок, сколько их размещено на Кубе, на что готов Хрущев, куда ведет хрущевский авантюризм… Фактически, в двух ситуациях он помог избежать конфронтации».

зго расстреляли по приговору военного суда 16 мая 1963 года. Пропаганда до сих пор не жалеет сил, чтобы изобразить Пеньковского ограниченным неудачником, которого интересовали только деньги и женщины. Эти утверждения выглядят, по меньшей мере, странно.  Речь идет о преуспевающем 43-летнем гвардии полковнике, участнике трех войн и московского парада победы, награжденном пятью боевыми орденами и занимавшем «на вырост» генеральскую должность с крепкими фронтовыми и семейными связями среди самого высокого военного руководства.

Разумеется, агентурная разведка — не институт благородных девиц, и работают в ней весьма специфические люди. Благородные Штирлицы и обаятельные Джеймсы Бонды существуют только в романтическом кинематографе. Тем не менее, О.Гордиевский, В.Резун, Н.Хохлов, руководствовались чем угодно, только не корыстными побуждениями. Достаточно того, что «измена» О.Пеньковского и О.Гордиевского дважды отводила от человечества угрозу термоядерной войны. В связи с этим напрашиваются вопрос: кто опаснее:  авантюрист Хрущев, пытавшийся показать всему миру, как он выражался, «кузькину мать»  или «предатель» Пеньковский, разоблачивший  его термоядерный шантаж? Выжившие из ума «кремлевские старцы», разместившие в центре звропы  советские ракеты с ядерными боеголовками, или «изменник» Гордиевский, который предотвратил последствия этого безумного шага? «Перебежчик» Владимир Резун, заставивший сотни тысяч соотечественников всерьез задуматься о роли Сталина и его клики в  войне с Германией, или какой-нибудь свихнувшийся на советском реваншизме отставной подполковник КГБ?

Глупая пропагандистская ложь заключается в том, что «холодная война» якобы имела объективные исторические причины и что в ней не было ни правых, ни виноватых. Тем больше заслуга тех, которые вовремя поняли,  на чьей стороне правда и, рискуя жизнью, сделали свой гражданский выбор. И еще: кто и кому дал право считать «измену» и «предательство» навязанного народам  незаконного советского режима преступлениями по отношению к современной России?

 

 

 

 

Олег Гордиевский Translate this message

 

 

 

 

 

 Виктор Суворов

 

Виктор Орехов

 

 

 

Николай  Хохлов

 

 

 

Олег Пеньковский

 

 

Комментирование на данный момент запрещено, но Вы можете оставить ссылку на Ваш сайт.

Комментарии закрыты.