АРХИПЕЛАГ «СОВОК»

                                                         Вестник народной свободы, 2015, № 15

                         Представим невозможное: австрийский канцлер публично заявляет, что его страна —  не  демократическая федеративная республика, а тысячелетняя империя, «сохраненная на части территории». В результате «величайшей геополитической катастрофы» враги оторвали  от нее исконные земли — Венгрию, Чехию, Словакию, Хорватию, часть Польши,  Словению, Западную Украину и Северную Италию. Или что кто-то вдруг официально призывает к собиранию «португальского мира» (этот язык знает столько же жителей Земли, сколько русский, но из них лишь  5%    проживает в самой Португалии). При всех проблемах психиатрической службы в  политкорректном звропейском Союзе, такие говоруны немедленно получили бы  медицинскую помощь. А если бы премьер-министр Великобритании  заикнулся о «разделенном англосаксонском народе» (в 5 раз больше носителей языка, чем русского, живущих в странах, чей потенциал раз в 15 превышает российский), то со всех сторон раздались бы вопли о претензиях  на мировое господство.

Российскую  делегацию на сессии Парламентской Ассамблеи Совета звропы не стали  сдавать в сумасшедший дом. Выслушав от прилично одетых мужчин рассуждения про «русский мир», переведенные с  суржика донецких бандюков, европейские парламентарии мысленно покрутили пальцем у виска и лишили «собирателей» права голоса еще на несколько месяцев. Тем более, что всем понятно: независимо от исхода боевых действий, Россия по вине команды Владимира Путина потерпела в Украине тяжелое  стратегическое поражение.

События в ПАСз всколыхнули Государственную Думу, где тоже это понимают, но для вида откликнулись   инициативами отмены советского признания «аннексии ГДР» и   списания германских репараций, а заодно — денонсации постановлений, осуждающих пакт Молотова-Риббентропа и  брежневское вторжение в Афганистан. Этот»трубный глас» напомнил даже не скрип взбесившегося принтера, а утробный вой на полную луну. Господа притворяются, будто всерьез намерены «родить обратно» новейшую историю собственной страны.

Крах СССР подавляющее большинство граждан встретило равнодушно. Буйных, готовых к конфликтам противников новой реальности оказалось на удивление мало, однако выявилось несколько территорий их компактного проживания. Это были быстро скатившиеся в депрессию перенаселенные регионы, где экономику издавна «крышевали» местные криминальные кланы —  Абхазия, Приднестровье, Южная Осетия, Чечня, Крым, Донбасс. Из всех постсоветских конфликтов подлинный межэтнический характер (да и то  поначалу) имела только война в Нагорном Карабахе. В  остальных случаях  национальные проблемы использовались как пропагандистская ширма  для передела собственности и гражданских войн между противниками и защитниками советской власти. Свою роль играл комплекс неполноценности, который быстро развился у многих жителей несостоявшейся сверхдержавы. Эти «контуженные» и составляют социальную базу, а заодно – поставляют пушечное мясо для  безумных «собирателей русского мира». Как говорил Виктор Черномырдин, «мы их знаем в лицо. Правда, там это трудно  назвать лицом». Вспоминается репортаж  из-под Луганска: ватага вооруженных небритых и немытых людей во главе  с полупьяным «батей». «Мы воюем за то, чтобы жить как раньше, до геноцида» — и далее антисемитская ругань и матерщина. Думаете, они вспомнили «расказачивание» с голодомором? Или выдачу на расправу  Сталину в 1945 году стариков, женщин и детей из «Казачьего стана»? Ошибаетесь. Это у них под папахами копошится «советская державность».

Российские реформаторы 1990-х совершенно не разбирались в людях и  по-марксистски полагали, что политика определяется экономикой, а не наоборот. Они в кошмарном сне не могли представить, что на свет Божий, словно крысы из подземелья, выползут бандиты, которые свою уголовщину назовут защитой «духовных скреп». У сподвижников первого российского президента недостало ни кругозора, ни политической воли на беспощадное искоренение советского житейского уклада и бытовых традиций. Они ничего не сделали для исключения возможности воссоздания на российской территории какого-либо подобия «советской родины». Даже после подавления московского мятежа 1993 года они  не решились провести люстрации хотя бы для изгнания советских реваншистов из  силовых структур. Они то ли не сообразили, то ли побоялись инициировать военное соглашение между постсоветскими странами о взаимной защите межгосударственных границ. зсли бы тогда, сломив предательство генералитета, они согласовали жесткие силовые операции по ликвидации очагов сепаратизма в Абхазии, Южной Осетии и Приднестровье, то потом физически некому было бы развязывать чеченские войны, российско-грузинский конфликт, крымскую авантюру и агрессию в «Луганде». На постсоветском пространстве не возник бы «архипелаг» криминальных бантустанов с первобытной экономикой, беззаконием, безработицей и бандитизмом. Не погибли бы тысячи людей. Достаточно сравнить численность населения  Приднестровья, Абхазии, Южной Осетии, Донбасса  двадцать лет назад и сейчас, чтобы понять, какую гуманитарную катастрофу породила эта нерешительность. Борис зльцин и его сподвижники, надеясь откупиться от российской красно-коричневой оппозиции, позволили алчному и наглому провинциальному криминалитету опереться на российские штыки, столкнув постсоветское пространство на гибельный югославский путь.

Главным завоеванием антисоветской демократической революции 1991-93 гг. стала возможность каждому распорядиться собственной судьбой. Кто-то честно трудился на личное благо, а кто-то подался в казнокрады, бандиты и проститутки. Для советских людей самым трудным  оказался именно свободный выбор. Были и такие, кто неплохо устроился в новых реалиях, но при этом их ненавидел всем  своим нутром. Наиболее агрессивные из таких людей и образовали население  архипелага «Совок». В их мировозрениии сублимировались зависть, ксенофобия, ненависть к   свободному труду, смесь имперской спеси и крепостного холуйства.

Особенно остро почувствовали свою ущербность сотрудники советских  репрессивных органов — те самые, которые вскоре прибрали крукам российскую власть. События показывают, что каких-либо моральных норм и элементов совести у них профессионально не существует. В условиях боевых действий это привело к военным преступлениям во всех постсоветских конфликтах. А когда за соучастие в убийстве подследственного из московского СИЗО США визовыми запретами прищемили хвост нескольким особо обнаглевшим судейским чинушам, государство немедленно взяло их под  защиту. В соответствии со своим пониманием мироустройства, депутаты «асимметрично» запретили американское усыновление российских сирот, обрекая больных детей на верную гибель. Куда более масштабным убийством простых людей на наших глазах уже оборачивается провозглашенное властями «импортзамещение» лекарств — притом, что в России просто отсутствует современная фармацевтическая промышленность. Так уличные грабители прикрываются от полиции случайными прохожими. Так «Архипелаг «Совок» берет в заложники российский народ.

На осторожные санкции, вызванные российским отречением от собственных  гарантий территориальной целостности Украины, ответил лично Владимир Путин. «упростив» с помощью эмбарго на импорт,  слишком питательный, по его мнению, пищевой рацион россиян. С такой же непосредственностью «гарант» постоянно нарушаемой конституции куражится, отрицая участие российских войск в боевых действиях против Украины. Это юридически ставит  одураченных начальством  солдат в положение бандитов-наемников, которых даже в плен можно не брать.  Тех, кто гибнет на этой необъявленной войне, суетливо закапывают на каких-то задворках, словно преступников или бомжей.  Так «Архипелаг «Совок» благодарит их за службу.

В стране, где народ не утратил собственного достоинства, эдакие «правящие круги»  были бы сметены, словно уличная грязь. Однако россияне, вспомнив унизительную совковую покорность, явили миру разновидность «стокгольмского синдрома». зсли кто не помнит: этот синдром —  патологическое сочувствие деморализованной толпы заложников по отношению к хорошо организованной шайке захвативших их террористов. После нейтрализации последних это невротическое расстройство быстро проходит. Так неминуемо произойдет, потому что «отвязность»  кремлевских сидельцев, их бредовая решимость «отменить» события мировой истории, становятся  физически опасными для собственных сограждан. Достаточно просмотреть сайты туповатых донецких сепаратистов, и убедиться, что это начинает доходить  даже до них. А о том, чем кончает власть, которая всем мешает, доходчиво рассказано в пьесе Альбера Камю «Калигула» и популярном одноименном кинофильме.

Теперь – главное. Ни Калигула, ни Гитлер, ни Сталин, ни Каддафи, ни даже африканский император-людоед Бокасса настоящими сумасшедшими не были.  Это были циничные, неглупые и расчетливые мерзавцы, которые сознательно совершали преступления  ради удовлетворения своих прихотей и подростковых комплексов. Миропорядок, основанный на гуманистических ценностях, далеко не в первый раз сталкивается с вызовами первобытной злобы и фанатизма. Вопреки распространенному заблуждению,  в наше время встречаются дикари похуже исламских фанатиков. Для нормальной жизни россиян и их европейских соседей куда более опасен сорвавшийся с тормозов «Архипелаг Совок» и его потерявшие человеческий облик одичавшие обитатели.

 

АНДРЕЙ   ПУГОВКИН

 

 

 

 

Комментирование на данный момент запрещено, но Вы можете оставить ссылку на Ваш сайт.

Комментарии закрыты.